Спецоперация СВО: «Горючие слезы» грядущего украинского «наступа»

Спецоперация СВО: «Горючие слезы» грядущего украинского «наступа»

В 2022 году для обеспечения «революционной» тыловой логистики Киев на корню скупил у Запада все свободные бензовозы

Одна из самых больших загадок нынешней битвы за Украину: почему до сих пор нам так и не удалось до донышка осушить топливные баки танков и бронетранспортеров ВСУ? Несмотря на уйму высокоточных ракетных ударов, нанесенных за год по основным местным хранилищам, базам ГСМ и нефтеперерабатывающим заводам, ни о каком бензиновом голоде в этой стране, судя по множеству сообщений, и речи не идет. Что особенно печально — на фронте не идет тоже. Как и почему это стало возможным?

Завесу тайны на днях в Киеве на специально созванном брифинге приоткрыл Сергей Куюн, директор украинской исследовательской компании по топливному рынку «Консалтинговая группа А-95». Он признал, что на первом этапе спецоперации российские Вооруженные силы в этой сфере тылового обеспечения действительно сумели нанести противнику ущерб просто катастрофического масштаба.

«Сложилась критическая ситуация, — признал глава „Консалтинговой группы А-95“. — По состоянию на начало апреля мы потеряли 100% довоенных источников снабжения нефтепродуктами. Это была ситуация, с которой не сталкивалась ни одна страна. Никто в мире не верил, что мы сможем восстановить поставки и обеспечить армию, экономику и потребителей».

Однако уже через три месяца, к июля 2022-го, утверждает пан Куюн, обстановку в сфере ГСМ на Украине удалось нормализовать. Каким образом?

«Произошли революционные изменения в цепочке поставок украинского топлива», — пояснил он. Места России и Белоруссии, которые вплоть до самого начала боевых действий были основными поставщиками ГСМ, заняли США и Европа. Рядом с ними теперь присутствуют даже Тайвань и Индия. Транзит горючего осуществляется через Польшу, Румынию и Болгарию.

Правда, киевский спикер забыл или намеренно упустил возможность для полноты картины рассказать, что в Москве существуют обоснованные подозрения, будто часть ГСМ и из России тоже без лишней огласки продолжает рекой литься в его страну. Конкретно — через болгарский НПЗ в Бургасе, принадлежащий известной отечественной компании «ЛУКОЙЛ».

Во всяком случае, в середине февраля по этому поводу по поручению главы Госдумы Вячеслава Володина Комитет нижней палаты парламента по безопасности и противодействию коррупции направил запросы в Генпрокуратуру и Министерство энергетики.

А еще раньше в Москве эту тему поднял замглавы Комитета Госдумы по делам СНГ Константин Затулин. В ответ, по словам Затулина, российский энергетический гигант дал предсказуемый ответ. Дескать, «ЛУКОЙЛ» «знать не знает, куда направлялись купленные посредниками бензин и дизтопливо с её завода в Бургасе. Над нами смеются. Только что Евросоюз, налагая очередные санкции на поставки из России, сделал исключение для российской нефти, идущей на российские же заводы в Европе, в Болгарии. Им так удобнее. А нам?».

Надеемся, в России с «ЛУКОЙЛОМ» те, кому положено, все же разберутся. А мы вернемся к Украине. В которой, оказывается, с минувшего лета, несмотря на все усилия наших ракетчиков, стал ощущаться — возможно, вы не поверите! — просто избыток любых видов горючего. Об этом тоже весьма браво отрапортовал Куюн на киевском брифинге.

А все почему? Главное, считает он, что украинская «система логистики радикально изменилась. До войны мы поставляли топливо по железной дороге и по морю. Сейчас 40% наших поставок приходится на автомобильный транспорт. Это тысячи бензовозов, которые с точки зрения безопасности (русским — „СП“) невозможно „поймать“. Можно бомбить нефтебазу, нефтеперерабатывающий завод, целиться в железнодорожную станцию. Но что делать с этими тысячами бензовозов? Это революционная вещь».

Согласитесь: ситуация действительно нестандартная. Никаких могучих баз ГСМ на Украине давно нет. Но тысячи до верху полнехоньких бензовозов, если верить Куюну, замаскированы по лесам и лесопосадкам вдоль всей линии фронта. Возможно — в ближайшем тылу надежно укрыты от наших разведывательных БПЛА на городских и сельских улицах.

Отстрелявшиеся украинские танки и другие бронированные машины ВСУ, а также автомобили всех видов прямо с переднего края быстренько подползают к ним на заправку. И почти тут же опять уходят в бой. А опустевшие после множества подобных заправок «наливники» по уцелевшим шоссейным дорогам снова уносятся в сторону западных границ незалежной.

Этого бы не могло происходить, если бы российская авиация на самом деле господствовала во вражеском поднебесье, как это еще 28 февраля 2022 года заявлял официальный представитель Министерства обороны РФ генерал Игорь Конашенков («Российская авиация завоевала господство в воздухе над всей территорией Украины»).

Если бы все это над полем боя существовало на деле, а не только в бюрократически- генеральских фантазиях, для ВСУ просто обязана была сложиться ситуация ровно такая же, как для Красной Армии летом и осенью 1941-го над той же Украиной. За каждым грузовиком противника, за каждым его бензовозом по любым дорогам гонялся бы наш боевой самолет или вертолет. И все было бы для нынешнего Киева кончено еще к прошлому лету.

Увы, ничего такого нет и в помине. Примерно с минувшего мая российская авиация совершенно не появляется нигде над Украиной, кроме как над передним краем своих войск. Во избежание поражения так и не подавленными до конца силами ПВО ВСУ. Чтобы если такое и случится, то хотя бы катапультироваться летчикам над нашими окопами.

Поэтому по украинским тылам их бензовозы, как, впрочем, и любые другие автомобили ВСУ, безопасно пылят туда, куда вздумается. На чем, собственно, и основаны «революционные» изменения в тыловой логистике противника, о которых нам рассказали в Киеве.

Но задумаемся: это ж сколько бензовозов надо иметь, чтобы достаточно густо расставить их на всем протяжении тысячекилометрового российско-украинского фронта?

Вместе с нами этой проблемой озаботилось и американское интернет-издание The Drive. Оно направило соответствующий запрос в киевскую «Консалтинговую группу А-95». И вскоре получило ответ от пана Куюна: Украина неизвестно на чьи деньги (но можно легко догадаться) в 2022 году скупила абсолютно все бензовозы в Европе, до которых только смогла дотянуться. Если конкретней: «Около 600 новых грузовиков и более 2000 подержанных грузовиков в ЕС и Турции».

Плюс, само собой, те автоцистерны, которыми к тому времени располагала сама Украина. Вот и считайте, с учетом, что этот численно весьма солидный автопарк по изложенным выше причинам существенных потерь от русского огня, надо полагать, почти не несет.

Сколько топлива способна за раз поднять вся эта армада? Точными данными, понятное дело, располагает только главком ВСУ Валерий Залужный и его штабной аппарат. К тому же каждый авторейс с линии фронта в Восточную Европу и обратно — это точно не один день. И даже не одна неделя с учетом обязательных таможенных церемоний и очередей на границе. Но кое-какие прикидки все же, считаю, возможны.

Вмещаемый объем каждой такого «наливника» одной из лучших в мире немецкой компании Kassboher — от 50000 до 34000 литров горючего. Чтобы, допустим, обещанный Киеву танк «Леопард-2» прогрохотал по грунтовым дорогам Украины 100 километров, ему требуется не менее 500 литров топлива. По шоссе — до 300 литров.

Те же показатели для давно стоящих на вооружении ВСУ страшно «прожорливых» танков Т-80БВ — соответственно до 790 и до 500 литров. А в особо тяжелых условиях для них же — до 1300 литров.

Что получается? Выходит, что во всяком случае в позиционной обороне, как сейчас, одного «наливняка» танковому батальону из штатных 31 машины действительно хватает не на один день боя. Потому что при таких условиях 100 километров вокруг собственных окопов экипажам не накатать и за неделю. Их удел в обороне: на полном ходу выскочил из лесополосы, произвел несколько выстрелов. И обратно в укрытие, пока русские не опомнились».

Собственно, на этом, надо полагать, сегодня и держится пока еще «революционная» топливная логистика ВСУ. Но Киев-то, по слухам, вот-вот погонит своих в наступление. Что будет тогда?

А тогда пробег каждого украинского танка неизбежно возрастет. Потому что любое наступление — это, прежде всего, внезапный для противника маневр на значительные расстояния. Чтобы сначала ударить в самое слабое место, а затем развивать успех. Выходит, топлива тут же украинской армии понадобится — мама, не горюй!

Но и это еще не все. Если наша оборона хоть где-то будет прорвана и фронт покатится, допустим, к Азовскому морю, тылам ВСУ тоже неизбежно придется выползать из так полюбившихся им надежных укрытий. Чтобы следовать в непосредственной близости за своими наступающими колоннами и обеспечивать их подвижность.

И тогда для тыловиков точно случится страшное. В этом случае «зонтики» украинской ПВО, так надежно хранившие службы горючего ВСУ весь минувший год, хоть на день, хоть на час-другой неизбежно останутся позади. Поскольку зоны поражения зенитных ракетных комплексов, стоящих на их вооружении, не превышают нескольких десятков километров. А хоть сколько-нибудь значимого числа истребителей для прикрытия своих войск на поле боя у Украины нет и не было с самого начала спецоперации.

И что тогда? Тогда — в чистом поле встречайте, панове, российскую фронтовую или армейскую авиацию! Со всеми чадными последствиями для вас и для конечного исхода такого вашего «наступа».

Свободная Пресса

Мы в «Telegram» подпишитесь на канал!

*Поддержать нас: МИР — 2200 1509 6483 7576

Оцените статью
Новости Сегодня.ру - Украина: последние новости сегодня. События России и мира.
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: